Как лучше реагировать на негативные эмоции детей

Существует такой принцип, который называется «5 секунд молчания». И есть два вида реакции на то, как мы… два вида реакции, когда мы сталкиваемся с проявлением негативных эмоций ребенка.

Первая – это либо сделать внушение ребенку, упрекнуть его в том, что он не имеет должных качеств, или неблагодарен, или еще что-то, или постараться его развеселить или отвлечь, тем самым мешая естественному процессу переживания эмоций. 

Второй способ – это попробовать понять то, что он чувствует, и эти 5 секунд молчания являются тем таймаутом, временем, чтобы переключиться с одной программы на другую, с программы «мистер все улажу» или «миссис все улажу». Матери тоже очень часто ведут себя также по отношению к детям, как ведут мужья по отношению к ним. То есть, это то, что они сами не приемлют, для того чтобы они делают их счастливыми, но тем не менее, по какому-то мистическому закону, матери стараются дать то своим детям, что им пытаются дать мужья, и то, что на самом деле не сильно помогает, дать решение вместо эмоциональной поддержки. 

Итак, в ситуации, когда, например, ребенок сильно расстроен чем-то, огорчен, или плачет, проявлением эгоистического решения может быть фраза: «Не плачь!» или «Не плачь, здесь ничего такого, ничего такого страшного не произошло!» Вместо этого – 5 секунд молчания, для того, чтобы переключить программу, и выразить вместо совета, упрека, или какого-то морального наставления, просто сказать, оказать поддержку, сказать «Я понимаю. Ты разочарован», вместо фразы «Не волнуйся», когда мы видим, что ребенок чем-то обеспокоен. Выдержите паузу 5 минут, попробуйте сказать: «Да, не легко. Я знаю, как ты обеспокоен». 

Вместо фразы успокоения, что-то вроде: «Ну ничего! Завтра все будет уже в порядке», фразыimages (5).jpg типа: «До свадьбы заживет», сделать паузу 5 секунд, переключить программу. Понять, что в данном случае ребенку не нужно такое вот ложное воодушевление, не нужно объяснять, почему он не должен себя так чувствовать, и сказать: «Действительно, я понимаю, тебе тяжело. Мне бы тоже было очень грустно, если бы со мной такое произошло». 

Вместо фразы: «Ну ничего страшного», выдержав паузу 5 секунд, мы можем сказать: «Я знаю, тебе больно. Иди сюда, я тебя пожалею. Иди ко мне», или просто: «Иди ко мне». Потому что обычно фраза, когда ребенку плохо, фраза «Иди ко мне», она сама по себе означает, что сейчас я получу поддержку. 

«Ты же не можешь всех победить» - говорим мы ребенку, который столкнулся с одним из тройственных страданий, страданий, причиняемых другими живыми существами, одноклассниками, ребятами во дворе, или в соседнем дворе. 5 минут, то есть, 5 секунд паузы. «Я понимаю, тебе обидно. Мне бы тоже было бы очень обидно». 

«Ну что поделаешь – это жизнь!» - еще одна фраза, которую, может быть, кто-то из нас говорит детям, для того чтобы сделать их сильнее, или увеличить их философское понимание жизни. «Это жизнь!». Пауза в 5 секунд и дальше фраза: «Ты совершенно правильно сердишься. Я бы тоже сердился. Я бы тоже сердился». 

Вместо фразы: «Могло быть и хуже», 5 секунд паузы: «Я вижу, тебе страшно. Я вижу, ты не на шутку испуган. Тебе страшно. Я бы тоже боялся». Ну ничего, следующий раз получится еще один из шедевров «мистера все улажу». 5 секунд пауза и дальше: «Если бы со мной такое случилось, я бы тоже был очень расстроен». 

Ребенок может в этих ситуациях не поддержать ваше сочувствие и продолжать говорить о других негативных эмоциях. Помните, что это абсолютно нормально, он в процессе. То есть, своей поддержкой вы открыли кран этих негативных эмоций, потоку негативных эмоций дан выход. То есть, все сделано правильно. 

Это не говорит о том, что этот принцип не работает, или вы неправильно его поняли. И нужно запомнить, что в отношении проявления негативных эмоций логика и правда, истина не имеет, в данном случае, значения, нужна просто поддержка. 

Положение вещей естественно таково, что у детей обычно более ярко выраженные эмоции, чем у взрослых, поскольку до 9-ти лет не развита способность размышлять. То есть, эмоции проявляются более спонтанные. Контроль эмоций, контроль ума, в сфере компетенции которого находятся эмоции, не столь силен, контроль разума над умом не столь силен, или практически, вслух можно сказать, отсутствует. В зависимости от возраста конечно у ребенка, в сравнении со способностью взрослого человека, контролировать свои эмоции силой разума. Даже взрослые иногда не очень впечатляюще ведут себя в позитивном смысле, в плане контроля своих эмоций. Разумом дети не могут справиться со своими негативными эмоциями, со своим разумом они не могут справиться. Им необходим разум другого, более сильного, старшего человека, который при этом был бы эмоционально заинтересован, испытывал бы любовь к нему. 

Если кто-то относится к ребенку неподобающим образом, или дурно, им какое-то время кажется, что так с ними будут обходиться все и всегда, или что они заслужили навечно такое отношение. Поэтому, ощущение потери у детей сильнее во много раз. Поскольку логические связи, особенно в возрасте до 9-ти лет не работают, нету центров, мы говорили об этом, не развиты центры головного мозга. Психика не развита на столько, чтобы делать, строить логические цепочки, или включаться в процесс абстрактного анализа. Поэтому, для ребенка, padre-e-figlio_h_partb.jpgвсе, что происходит, для ребенка, все, что кажется ребенку трагичным, именно в силу этих причин, во много раз более трагично и более растянуто во времени, и более, можно сказать, неизбежно, или даже бесконечно, чем для нас, взрослых, которые понимают, силой разума понимают пределы проблемы, пределы не очень расположенного или лишенного любви и отношения окружающих к нам. Можем списать силой своего разума отношение окружающих на плохое настроение у этих людей, на какие-то проблемы здоровья, на трудность рабочего дня, который позади за плечами у этого человека. У детей нет этого механизма, они все принимают на свой счет. Именно поэтому принимают особенно трагично. 

Родители поэтому не могут часто оценить силу огорчения ребенка. Поэтому, лучший способ поддержки в данном случае – поверить. Поверить, что у ребенка есть серьезные основания так себя чувствовать. У него есть серьезные основания так себя чувствовать, пусть даже эти основания нам, взрослым, с развитым логическим мышлением, с силой разума, с философскими установками, нам, мы не можем представить той силы переживания, которую испытывает ребенок. Поэтому, мы забыли это, хотя мы сами проходили такой этап в жизни, и глубоко были расстроены часто вещами, которые, уже будучи взрослыми, нам кажутся совершенно незначительны, какой-то детской ерундой. 

Но эмоции детей не являются детскими, эмоции являются эмоциями. Поэтому самый лучший вид поддержки, хотелось бы еще повторить, это самый лучший способ поддержать, проявить свою любовь – поверить, что у ребенка есть серьезные основания так себя чувствовать. Поэтому не надо ни в коем случае разговорами переключать внимание с его переживания, как какой-то ерунды, которая ну так просто, надо отвлечь ребенка и забыть о ней. 

В семьях, ребенок, который имеет самую чувствительную природу, такой ребенок становится черной овцой в семье, так как на него обрушиваются все негативные эмоции, все, нерешенные остальными членами семьи, переживания. Он становится, своего рода, мусорным ящиком для этих, бельевым ящиком, куда складывают все не выстиранное белье. Они чувствуют себя нелюбимыми и непонятыми, чувствуют себя отвергнутыми и уязвленными, обиженными, и родители часто отталкивают, в лице этого ребенка, собственные негативные эмоции. То есть, когда, вместо того, чтобы постирать свое белье, мы пытаемся засунуть его за секцию, для того, чтобы его, хотя бы визуально, на какое-то время не стало. Но с этих пор, мы стараемся не подходить к тому углу, который полным полно набит грязным, возможно неприятно пахнущим, бельем. Примерно такой же эффект происходит, когда взрослые, не решая свои эмоциональные проблемы, передавливают это, перекачивание, передавливание негативных эмоций происходит автоматически в силу, мы уже говорили об этом в прошлых беседах, в силу тонкой связи, психической связи, между родителями и детьми. И позже, родители, и остальные члены семьи, фактически отвергают, лишают любви, иногда даже ненавидят того ребенка, который вместил в себя наибольшее, можно сказать, количество тех негативных эмоций, которые были подавлены, и выдавлены в него остальными членами семьи. 

Поэтому для таких детей проявление поддержки и заботы – это защита вне дома. Какой-то вид общения, активности, где не надо брать ответственности за нерешенные проблемы других.

Из лекции "Дети с небес" Руслана Нарушевича

Источник: http://audioveda.ru



Код для вставки на форуме:
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования