Боязливый, неуверенный... Почему?

Почему же человек вырастает «боязливым-неуверенным», и нужно ли уменьшать количество требований к ребенку, которого мы хотим вырастить «похрабрее», поувереннее в себе?

Три фактора я бы выделяла. Факторы формирования боязливости и неуверенности:

1. Правила-запреты и правила-предписания. Выполнимые и невыполнимые

Запретов может быть очень-очень много – «туда не ходи», «это не трогай», «здесь не сиди». А сколько «предписаний», связанных с едой! – «ешь то», «не ешь это», «доешь до конца»… Куда ни кинь – всюду клин… Не виноват тот, кто ничего не делает… Проще «испугаться» раз и навсегда …

Но, если копнуть чуть глубже, мы обнаруживаем интересную закономерность. Важно не «количество правил» само по себе, а их реальная выполнимость. Например, ребенка укладывают спать днем, и требуют, чтобы он «повернулся на правый бок и сразу же заснул». Конечно, есть дети, которые – ррраз, и уснул. А сколько бедолаг в детских садах валяются в кроватках, «делая вид»? Нарушители… Требования «учиться на одни пятерки» или «не пачкать свою одежду» невыполнимы, и обязательно рано или поздно возникнет ситуация «нарушил границу».

2. Отношение близких. Оценки и сравнения.

Первый фактор может и не играть никакой роли. Сколько пацанов и девчонок выросло, постоянно пачкая одежду, получая двойки и скармливая мамкину яичницу окрестной жучке, и получая за это регулярную ругань и порой затрещины… Сколько страниц из дневников вырвано! Сколько… да что там говорить… И никакой «боязливости» в этих людях, бывших «детях-нарушителях», не «сформировалось». Удивительно!

На самом деле, ничего удивительного нет. Потому как боязливость, неуверенность в себе формируется не от присутствия или отсутствия «правил», а от отношения близких значимых людей к факту их невыполнения. Причем понятно, что уж коль скоро правило «заявлено», стало быть, близкие считают его справедливым. И вовсе не хвалят ребенка за его нарушения. Ругают, да. Вопрос в том, как ругают.

Считается, что «отрицательная оценка личности» эту самую личность травмирует вплоть до разрушения. Заявление родителей: «Ваня, ты дурак» - это суть нанесение травмы. Нужно отрицательно оценивать не личность, а поступок: «Ты, Ваня, хороший мальчик, а вот поступок твой дурацкий». При общей справедливости этих…ну да, правил… могу сказать, что личность не так-то легко разрушить, и если кто-то где-то и приложил своего Ваню «дураком», то не факт, что Ваня теперь травмирован на всю жизнь.

А вот количество «дураков» опять-таки, играет роль. А также отсутствие каких-либо других оценок. Есть «формула субъективного восприятия справедливости». 8/2, ну или 7/3 на худой конец. В смысле, что на восемь похвал должно быть два порицания – тогда человек воспринимает оценку себя как «справедливую».

Но и это не самое принципиальное. Боязливость и неуверенность в себе формируется, по моему мнению, гораздо сильнее и быстрее, если ребенок получает не «оценку себя», а сравнение не в свою пользу. Если Ванины папа-мама регулярно делают заявления типа: «Вон соседский Игорек – какой мальчик умныыый! А нам вот не повезло» - это кошмар. Лучше скажите Ване «Ты идиот, но мы тебя любим» - это супер.

Еще хуже, если ребенка сравнивают с какими-то абстрактными детьми, которых родители когда-то где-то видели. Тут уже никаких шансов не остается, - ведь абстрактный идеал не переплюнешь, с ним нет шансов сравняться. Вот она – боязливость, неуверенность… «весь мир лучше меня»…

3. Отсутствие родительского сопровождения в «мир можно»

Но и второй фактор может быть «обезврежен» и «нейтрализован» тем или иным образом. В конце концов, семья – это не единственное место, где ребенок общается. В семье тюкают, так доберет позитива в иных местах.

Весьма и весьма способствует формированию боязливости и неуверенности в себе сочетание большого количества «нельзя» с полным отсутствием указаний, а что же «можно».

«Нельзя тянуть кошку за хвост» - это разумный запрет, но его смысл может остаться непонятным. Ограничившись объяснением «ей больно», родитель оставляет ребенка в растерянности, поскольку за любым действием стоит какая-то потребность, и что с ней делать, как ее реализовать? «Нельзя тянуть кошку за хвост. А вот, смотри, пояс, я буду держать, а ты тяни, можно со всей силы» - это уже позитивное «руководство к действию» и вполне адекватная замена кошкиного хвоста. Если же главное – не «тянуть», а, например «кошка мягкая, тискать приятно» - ну так можно предложить ребенку шубу, которую «можно теребить и трогать сколько угодно». Запрещая ребенку что-то одно, имеет смысл тут же, без пересадки, предлагать что-то другое.

Боязливость и неуверенность в себе во многом проистекает от тотального отсутствия того, что «можно», от неучастия родителей и других близких людей в «одобряемом познании мира». Ребенок остается без разумных ориентиров.

И напоследок. А хорошо ли, когда «правила сведены к минимуму»? Ответить на этот вопрос можно, если задуматься о том, что само по себе слово «правила» - достаточно нейтрально. Правила – это и «запреты и ограничения», но ведь это и «руководства к действию», и «инструкции по применению». Слишком «мало правил» и «все можно» - риск дезориентации ребенка, переизбытка ответственности, и отсюда может проистекать та же самая боязливость и неуверенность, как и при «слишком много правил» и «ничего нельзя».

Автор: Татьяна Губина

Источник: http://tatiana-gubina.livejournal.com



Код для вставки на форуме:
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования