"Я срываюсь на ребенка"

- грустное признание, неприятное. Это не просто злость. Это переход через точку невозврата, после которого мы плохо соображаем, что происходит и что мы творим - кричим, говорим обидные, ранящие слова, может быть даже распускаем руки. Откуда берется этот бешеный, разъяренный бык в нашем теле? Сейчас, когда вы спокойны, можно тихо подойти к нему, посмотреть на него, познакомиться и может быть даже найти способы, как с ним обходиться.

В статье задано 15 вопросов, которые помогут нащупать своего "быка".

Сядьте поудобнее, сделайте пару глубоких вдохов и выдохов и приготовьтесь прислушаться к себе.

Да, наш ребенок может иногда сводить с ума - заставить взорваться в приступе ярости, наговорить лишнего, накричать, наказать, применить силу. Да, может.

И все же "но"...

Ребенок - существо реактивное и зависимое. Его поведение - это результирующая множества сил, которые воздействуют на него одновременно. И самой "сильной силой" (как земное притяжение) являются окружающие взрослые, прежде всего, близкие - родители.

Да, "коробочка" очень сложная. Внутри проистекает миллион химических реакций, физиологических и психических процессов. Реализуется сложная биологическая программа по выращиванию нового, до сей поры не существовавшего организма, индивидуума, личности. Не на секунду не прекращается работа. Он растет, развивается - сам. Как дерево или цветок.

Но реагирует он здесь и сейчас, и реагирует на нас.

Мы - родители - оказываем наиболее мощное влияние. Потому что - а кому же еще, как не нам? Не полили - стал скручивать листья, скидывать их. Переставили к окну - развернулся к солнцу или начал желтеть. Пересадили, подкормили, обрубили корни, сформировали крону - это все делаем мы, а растет сам - сила роста собственная.

Грусть (или радость) в том, что большую часть своего влияния на ребенка мы оказываем неосознанно и часто неконтролируемо с нашей стороны. Почти. Это проявления нас как личностей, связанные с ребенком или, не меньше, совсем с ним не связанные. Как мы говорим, как мы улыбаемся, наши спонтанные реакции, что мы любим, чему радуемся и огорчаемся, за что хвалим, как мы общаемся с супругом, другими людьми, как и чем увлекаемся, как рассуждаем об устройстве мира, как принимаем решения. Миллион проявлений нас самих.

А ребенок снимает.

Ребенок - это уникальный отражатель. Загадочный, непонятный, кривой, прекрасный. Он возвращает нам своим поведением что-то важное о нас. Как чувствительная мембрана улавливает наше состояние, наше отношение, наш настрой, наши привычки и даже что-то из нашего прошлого. Резонирует с чем-то внутри себя. И выдает в преобразованном виде - в поведении и состоянии. Каждый по своему.

"Когда хочется пенять на зеркало"

Когда мы сталкиваемся с тем, что что-то в поведении ребенка нас жутко выводит из себя, заводит, ужасно расстраивает - в этот момент мы сталкиваемся сами с собой. В таком очень странном виде, но с собой.

Главный показатель - нас выбивает из седла. Другие бы родители прошли мимо, не заметили или нашли бы что сказать и предпринять - а нас выбивает. Почему?

Здесь будет уместно задать себе несколько вопросов:

1. Один из главных вопросов - на какую мою "мозоль", не зная того, наступает ребенок, почему я так остро реагирую?

"Мозоль" - это наше больное место. И боль это связана с грузом неразрешенных, пришедших чаще всего с нами из детства эмоций - злости, страха, обиды. Нам было страшно, нас никто не защитил и не помог справиться с нашими эмоциями - во взрослом возрасте нас почему-то трясет от ситуаций, которые чем-то напоминают ту ситуацию из прошлого.

Нас за что-то ругали, мы испытывали отвержение родителя - в настоящем, когда мы встречаемся с тем, что наш ребенок не хочет делать то же самое, что и мы в детстве - мы взрываемся, нам больно за того маленького ребенка внутри нас, который был вынужден подчиниться и скрыть свои эмоции. Мы не можем ответить своему родителю или другому взрослому - и мы отвечаем теперь уже нашему ребенку, срываясь на нем, вымещая своя злость и обиду.

Нам не разрешали кричать - нас трясет, когда кто-то кричит.

Нам не разрешали ярко показывать свою радость - мы раздражаемся, когда ребенок "бесится".

Мы были сверхпослушными - нас бросает в ярость, если ребенок не слушается.

Нам говорили "нечего бояться, не трусь" - мы заводимся, если ребенок показывает признаки страха или плачет.

Нам говорили "справляйся сам, не маленький" - мы очень хотим, чтобы ребенок побыстрее от нас "отвязался".

Мы не могли защитить себя, когда кто-то нас обзывал - у нас что-то сжимается внутри, когда ребенок обзывается.

Если вы часто заводитесь на одно и тоже поведение ребенка и реагируете непропорционально остро:

1. Попытайтесь сформулировать для себя это чувство. Какое оно? Если закрыть глаза и представить, где оно размещается в вашем теле?

2. Пронеситесь по воспоминаниям - когда оно впервые возникло, что это за ситуация? Что вы видите? Кто рядом? Как вы себя чувствуете?

3. Мысленно скажите себе -" я рядом, я защищу тебя". Отметьте, что происходит с чувством.

Если вашему внутренней ребенку - вам маленькому - станет легче, поскольку часть напряжения уйдет, ситуация перестанет для вас быть настолько болезненной и заводящей.

Если не удается справиться с "болевыми точками" самостоятельно, хороший вариант - обратиться к психологу или психотерапевту.

2. Не ищет ли ребенок таким образом контакта с нами, не является ли его поведение такой странной попыткой обратить на себя внимание, растормошить нас эмоционально, вернуть в чувство?

Дело в том, что ребенок инстинктивно чувствует, что мы чего-то боимся, на что-то злимся, и нам что-то точно не понравится. И если мы слишком ушли в себя, и не включаемся в ребенка эмоционально - он пытается "вернуть нас". Этакий эффективный реаниматолог с электрошоком.

Ребенок вытаскивает нас из эмоциональной ямы самыми эффективными способами, пользуясь тем, что стопроцентно вызовет нашу реакцию и эмоции.

Если мы не отзываемся на ребенка, ему уже все равно, какого знака будет внимание. Пусть родитель наорет или шлепнет, зато будет в этот момент только со мной.

Что же делать?

- По-настоящему уделить внимание ребенку, эмоционально включаясь, отзываясь на него. Найти дела, которые мы можем делать вместе, чтобы было интересно обоим.

- Если мы чувствуем эмоциональное истощение, следует подумать о том, что поможет восстановиться, порадует.

- Если мы ощущаем, что в данный момент таких вещей просто нет, и абсолютно ничего не может нас встряхнуть и доставить удовольствие, это состояние говорит о депрессии, и это повод обратиться к психотерапевту.

3. Почему мне сейчас так плохо? С чем я не справляюсь?

И дело оказывается вовсе не в ребенке. Это может быть просто усталость, недосып. Стресс ситуативный или хронический. Мы могли поссориться с супругом, своими родителями, друзьями. Может быть, навалились проблемы, с которыми мы пока не знаем как справиться.

Ну а ребенок, он всегда рядом. Вот и срываемся на него, как на самый близкий объект.

Что же делать?

- Честно признаться себе, что срываемся на ребенке. Отделить свои эмоции от поведения ребенка.

- Подумать, с чем на самом деле связано наше состояние и раздражение.

- Запросить поддержки у кого-то родного и близкого, выговориться. Может быть, с кем-то обсудить свои проблемы, кто сможет просто выслушать без советов, оценок и обвинений.

- Пожалеть себя. Оставить на некоторое время ребенка в покое и побыть наедине с собой. Успокоиться. Сделать для себя что-то приятное.

А отдохнув, обязательно вернуться и восстановить с ребенком отношения. Извиниться, сказать, что ребенок тут не причем.

4. Какая доля моей ответственности в том, что ребенок поступает так, как мне не нравится?

Почему ребенок не ложится вовремя спать, не бежит сам чистить зубы, когда мы в забытьи сидим перед телевизором или в интернете? Где-то в глубине души, мы признаем, что если бы мы встали и вместе с ним пошли в ванную, он бы давно уже лежал в кровати. Мы понимаем, что уже поздно, что ребенок не выспится - нехорошо. Но нам не хочется это признавать, а раздражение уже возникло, избавиться от которого проще "об ребенка".

Мы сами не позаботились о рабочем месте, и ребенок естественно запачкал стол или стены. Теперь уже поздно и обидно.

Мы плохо спланировали время - и вот, уже ребенок виноват и всех подводит, из-за того, что не может за пять минут одеться.

Мы дали ребенку дорогостоящую игрушку, которую он по неаккуратности сломал - "растяпа, тебе нельзя ничего в руки дать!".

Мы дали ребенку заиграться, а надо спать ложиться - "ты опять не убрал игрушки перед сном!".

На периферии сознания мы ощущаем свою ответственность, поэтому возникает чувство вины, встречаться с которым мы не готовы, а результат явно не тот, который хотелось бы видеть.

Поэтому вина вытесняется в бессознательное, ответственность снимается, а негативные эмоции срываются на ребенке.

Что можно делать?

- Все же признать долю своей ответственности и продумать на будущее, что мне как родителю нужно делать, чтобы подобная ситуация не повторилась, спланировать и честно попытаться реализовать.

- Подумать о том, какие руководящие указания требуются моему ребенку и в какой момент. 

5. Может быть я злюсь на то, что в какой-то степени присуще мне, но не хочу это видеть?

Механизм психологической защиты, в ходе которого мозг приписывает другим качества или действия, которые мы отрицаем у себя, называется проекция. Вполне возможно, что ребенок своим поведением отзеркаливает наше, ведет себя сходным образом, а нам это не нравится, и мы не хотим признавать это у себя.

Иногда врет, опаздывает, капается, не дисциплинирован, не может ответить и постоять за себя, боится, ругается, дерется, не может справиться с собственными эмоциями. Как же неприятно признаться в том, что у нас в той или иной мере это есть.

Что же делать?

Признаться себе, что это мне присущи определенные действия, и срываюсь я на ребенке, потому что мне не нравится это, прежде всего, в себе.

6. Не выпадаю ли я из родительской позиции - позиции взрослого?

Отношения ребенка и родителя всегда иерархичны. Родитель занимает позицию взрослого, который несет ответственность и за себя, и за ребенка. Ребенок занимает позицию зависимого, который принимает заботу и доминирующую позицию взрослого.

Иногда нам самим хочется побыть в зависимой позиции, хочется чтобы о нас позаботились, поняли, вошли в наше положение посочувствовали. Эту нашу потребность расслабиться, побыть маленькими, вполне можно реализовать в отношениях с другим взрослым, допустим супругом или нашими родителями. Но если мы выпадаем из позиции взрослого в отношениях с ребенком, мы делаем его ответственным за наше состояние и за удовлетворение наших желаний - ставим иерархию с ног на голову. Обижаемся на него за то, что ребенок не подумал о наших чувствах, о нашем состоянии ("не подумал, что мне будет плохо?", "ты меня достал!"), позволяем себя срываться из-за этого. Перекладываем на него ответственность за наши отношения - после того, как мы сорвались на ребенка ждем, что ребенок должен извиниться. Пребывать в состоянии взрослого по отношению к своему родителю очень не полезно для ребенка, из-за тревоги и груза постоянной ответственности за отношения со своим взрослым, с которыми мозг ребенка не может и не готов справляться.

Что же делать?

- Сказать себе: "Я здесь взрослый! Мне 30 с лишним лет. Мой ребенок - незрелое, зависимое от меня создание. И Я забочусь о нем и о себе."

- Принять ответственность: "мои эмоции - это моя ответственность, я ответственен за свое состояние, а не мой ребенок."

7. У нас есть ожидания относительно ребенка, которым он не соответствует - "не чемпион"?

Ребенок не соответствует нашему идеальному образу, проще говоря - нашим амбициям. За амбициями стоят собственные нереализованные желания - "вот если бы я был таким, я бы чувствовал себя успешным, меня бы принимали и уважали". Главные люди, от которых хотелось получить подтверждение собственной значимости - это наши родители.

Или мы ждем, что наш ребенок просто обязан уже что-то уметь или делать, на основании того, что у других-то уже: засыпает сам, во всю читает, пишет, завязывает шнурки, застилает сам постель, смело читает стихи на утренниках.

Или нам кажется, что ребенок уже просто ДОЛЖЕН, что-то делать, потому что ему - 2, 3, 5 и так далее лет.

И глядя на то, что наш ребенок "не тянет на чемпиона" и даже уступает соседскому Васе, родитель испытывает разочарование, досаду, иногда страх, что с ребенком "что-то не так". Это разочарование может выливаться в очень неприятных высказываниях - "бездарь", "как можно быть таким глупым", "у тебя руки из какого места растут?".

Такие формы неприятия очень ранят ребенка и является открытым проявлением неуважения по отношению к его личности и индивидуальным особенностям.

Что делать?

- Признаться себе, что у нас есть амбициозные ожидания относительно нашего ребенка. И это признак нашей нереализованности и наших страхов.

- Признать, что ребенок не обязан соответствовать нашим ожиданиям и представлениям об успешности. У каждого человека своя судьба и свой способ прожить эту жизнь - мы не имеем на нее никакого права.

- Принять ребенка таким, каков он есть. Любить его, а не того, каким он должен стать.

8. Может быть, нежелательное поведение ребенка воспринимается нами как показатель собственной неуспешности как родителя?

Даже то, что ребенок заболел, очень ответственные мамы принимают на свой счет. "У хорошей мамы ребенок здоров, жизнерадостен и послушен. Братья и сестры обожают друг друга. В доме царит мир и уют". Отклонение от данного представления воспринимается как камень в свой огород - "я не справляюсь". Возникает ощущение собственной "плохости как мамы". Это неконструктивное чувство вины приводит к собственному уничижению, выеданию изнутри (в противовес конструктивному чувству вины, которое направлено на то, чтобы исправить ситуацию). Эти тяжкие переживания периодически могут выливаться в срывы на детей. От этого гиперответственной маме становится еще тяжелее, и после срыва она начинает уничтожать себя еще сильнее.

Что же делать?

- Умерить собственные представления об "идеальном" родительстве.

- Дать себе право совершать ошибки.

- Принять собственную "неидеальность", тем самым открыв дорогу и к принятию своего ребенка.

9. Не воспроизвожу ли я в своем взаимодействии с ребенком модель своего родителя - матери или отца?

К сожалению, далеко не все могут похвастаться своими отношениями с родителями. Наши родители - не боги и допускали ошибки. Иногда это могла быть неоправданная жестокость, грубые слова, угрозы, наказания, нечуткость, когда нам очень требовалась поддержка. Нам маленьким было плохо и одиноко. Но мы справились, заглотили обиду, страх, боль, и приняли такой способ взаимодействия, просто "отключив" чувства, "отморозив больное место". Мы получили травму, но забыли об этом. "Орут, наказывают, говорят унижающие слова, стыдят - нормально, человеком вырос". И вот получив в детстве такой "чемодан с динамитом", мы тащим его уже в свое родительство, где он в какой-то момент да, взрывается.

Родители следили, чтобы я был аккуратным, и за любую неаккуратность делали замечание, высмеивали или ругали - теперь моя очередь.

Меня выпороли за то, что поджег мусоропровод, разбил окно и тп - моим тоже не повредит для "вправления мозгов".

Мне указывали мое место - "я покажу своему ребенку, как мать не уважать!"

Обзывали - такие же слова с большой вероятностью могут достаться уже моему ребенку.

Что же делать?

К сожалению, избавиться от встроенных моделей очень сложно. Они вылетают из нас неосознанно и плохо контролируемо, когда нам особенно тяжело и не хватает ресурса, чтобы справиться с ситуацией.

1. Когда вы поймаете себя на том, что вы поступаете как родитель, запишите это.

2. Вспомните себя маленькую (маленького), какие у вас возникали чувства, когда родитель так поступал или говорил?

3. Мысленно перенесите себя нынешнюю, взрослую, в ту ситуацию, скажите себе, что вы защитите и вы рядом.

4. Возьмите себя маленькую на руки и дайте поплакать.

Часть "запечатанных" эмоций уйдет, а вместе с ним и напряжение, которое заставляет нас ранить уже нашего ребенка.

Если собственные агрессивные выпады никак не удается умерить, поможет личная психотерапия.

10. Не воспринимаю ли я взаимодействие с ребенком как противостояние "кто - кого"?

К сожалению, данная ситуация показывает наше бессилие как родителя. Мы смещаем фокус своего внимания с заботы о ребенке, на демонстрацию силы. "Ага, он не хочет выполнять мои просьбы и указания - я ему покажу кто сильнее!". Мы видим в действиях ребенка неуважение, низвержение родительского авторитета. Ребенок, не зная того, своими действиями нажимает на нашу болевую точку - "мозоль" - нашу неуверенность, страх оказаться слабее, оказаться несостоятельными и поверженными.

Мы не можем отстоять собственные решения, поддаемся на уговоры, нытье, поступаем так, как хочет ребенок. В итоге чувствуем себя в проигрыше, накатывает раздражение, которое мы срываем на ребенке. "Маленькая месть" за свою слабину.

Поставили десятый мультик, разрешили играть на планшете, дали сладкое, вместо супа. Мы не планировали, не хотели, а ребенок вынудил нас!

Ситуация часто подогревается установкой, почерпнутой из "умных" книжек, что родитель должен всегда быть последовательным.

Что же делать?

- Переключиться, прежде всего, на заботу о ребенке. Забота - первична, доминирование - вторично.

- Если нас "вышибает" в какой-то определенной ситуации, в спокойной обстановке можно обговорить ее с ребенком, найти вариант решения удобный для вас обоих.

- Последовательность вовсе не означает, что ребенок не может с нами ни о чем договориться, а мы не можем поменять решение, если нам так удобно. Главное, не обвинять ребенка, что это он нас "продавил". "Мы принимаем решение изменить свое решение".

- Отделить свои интерпретации от действий ребенка. У ребенка на самом деле нет намерения нам что-то доказать, побороть нас, сломать, и ни один ребенок не желает родителю зла. Большая часть действий совершаются ребенком ненамеренно, в них нет умысла и замысла.

11. Я вижу в ребенке злодея, агрессора, монстра?

Когда ребенок ведет себя действительно агрессивно, родитель сначала пугается, а затем внутри вспыхивает собственная злость - "как ты можешь так поступать?", "я тебе покажу, как на других руку поднимать!!", "кто тебе дал право!". И мы даже можем сами применить силу. Наша резкая реакция и отчуждение травмируют ребенка, и в ответ мы получаем увеличение агрессии.

Если бы ребенок мог вести себя лучше - он бы вел.

Дело в том, что в этот момент мы не видим причин поведения ребенка (да и ребенка самого тоже). А они есть. За агрессией всегда стоит ситуация, с которой ребенок не справился - не смог. Что-то для него пошло не так, исправить ситуацию он не смог, справиться с раздражением и злостью по этому поводу тоже не удалось. И вот ребенок кидается с кулаками и делает больно другим.

А у нас самих срабатывают ассоциации с ситуациями, когда кто-то оказался сильнее, когда возникло чувство незащищенности и беспомощности, когда не удалось отстоять себя. И вот мы уже отвечаем за прошлые обиды и страхи, которые причинили нам другие люди, показываем свою силу - но не им, а своему ребенку.

Что же делать?

- Принять факт, что детям очень трудно справляться со своими эмоциями, и они часто выпускают пар через физическую агрессию.

- Наша задача как родителя, принять злость ребенка и помочь ему с нею справиться безопасным для окружающих способом.

- Для нас самих хорошо бы прояснить, кому и за что мы отвечаем в лице ребенка. Это сложно, но если пробежаться по воспоминаниям, в голове всплывут определенные ситуации.

12. Ребенок чем-то отличается от нас, и это нас сильно раздражает?

Мы медленные - он быстрый. Мы быстрые - он медленный. Он любит то, что совершенно не любим мы, и наоборот.

Почему-то мы оказываемся не готовы принимать других людей, с определенными проявлениями нам очень сложно мириться.

Что за этим стоит? Чаще всего, мы ощущаем для себя какую-то угрозу. Похожий - понятный. Другой - опасный. Нам проще и безопаснее с такими как мы. Не надо подстраиваться, ничего менять, понятно чего ждать. Может быть, за этим стоит какой-то другой страх.

Что же делать?

- Признать, что ребенок другой человек, он такой, какой он есть, и у него есть право на собственную уникальность.

- Увидеть "внутреннюю красоту" своего ребенка, принять его.

- Подумать о том, почему мне тяжело принимать особенности ребенка, что это значит для меня.

13. По воле ребенка мы оказались в ситуации, к которой мы были не готовы? Мы испытываем стресс, с которым не справляемся?

Ребенок может подкинуть достаточное количество ситуаций, к которым мы оказываемся не готовы. С первым ребенком мы сталкиваемся с ними почти на каждом шагу. Подготовиться к роли отца или матери вообще невозможно - это полет на Луну, не меньше.

Ну и бытовых ситуаций хватает. Заболел - а нам на работу. Опрокинул на себя тарелку с супом, а нам выходить в гости. Убежал за угол - и мы успели испугаться. Устроил истерику в магазине. Плачет в самолете. Не хочет одеваться на улицу.

Часто это стресс, который связан со "зрителями" - другими людьми. Что подумают, скажут, косо посмотрят, вызовут в школу. Мы готовы провалиться на месте.

Или мы чего-то очень хотим и ждем, а ребенок мешает нашим планам. Должен был заснуть днем, и мы бы смогли урвать два часа для себя - не заснул. Планировали выйти на работу в год - да он нас даже в туалет не отпускает.

У нас стресс, мы не можем справиться с ситуацией и не можем с ней примириться, тогда мы вымещаем свои эмоции на ребенке.

Что же делать?

- Внимательно изучить ситуации, в которых стресс возникает чаще всего. Мысленно "побыть" в них, медленно прокрутить в голове, что с нами происходит. После того, как мы это проделаем, наш мозг в следующий раз будет уже узнавать ситуацию и частично будет к ней готов.

- Если мы никак не можем повлиять на ситуацию, в которой стресс возник или возникает, позволить себе пережить огорчение, попечалиться на этот счет, может быть даже поплакать.

- Если пространство для маневров все же есть - обязательно попробовать сделать что-то по-другому, спланировать свои действия, подумать над тем, как смягчить последствия. Родительство, да и жизнь в целом, это постоянный поиск.

- Пересмотреть свои ожидания. "Отпустить" нереалистичные.

- Поработать с собственной реакцией на стресс, потренировать дыхание, поучиться медитации, найти для себя безопасный способ выплеснуть агрессию через физическое действие или слова.

14. Я срываюсь, потому что ребенок не может дать мне отпор?

Это, конечно, не причина, но, безусловно, фактор, который способствует тому, чтобы срывы повторялись. Ребенок не может нам ответить:

- не может внятно сказать, что ему неприятно, когда на него повышают голос

- не может попросить нас, чтобы мы сообщали о его ошибках, выбирая выражения

- не может отстоять свое мнение

- не может остановить родителя, когда тот решил его наказать

- не может сказать родителю, что тот вторгся в его личные границы и тп.

У родителя может возникнуть ощущение, что у него есть право обладания. Ощущение собственной силы и власти, не уравновешенное заботой и любовью к ребенку, может привести к домашней тирании.

Почему мы готовы давить своего ребенка, подминать под себя? Может быть, мы сами испытываем недостаток в любви, принятии, понимании и уважении? Если недостаток "хронический", нашему ребенку придется туго.

Что же делать?

- Можно вести дневник, учиться отмечать каждый раз, когда мы проявили грубость и неуважение к ребенку, вторглись в его личные границы. Можно воспользоваться красной ниточкой на запястье, которую следует перекидывать на другую руку после каждого такого эпизода.

- Можно договориться с супругом останавливать друг друга во время срывов.

- Мысленно поставить себя на место ребенка, прочувствовать каково ему.

15. Я испытываю разочарование в гуманистическом подходе к воспитанию?

Многие гипермотивированные родители, нацеленные изначально на "добрые отношения с ребенком", упираются в то, что ребенок ведет себя "как ему вздумается", непрогнозируемо, неконтролируемо, истерит, не слушается, нарушает правила. Либеральность сменяется авторитарностью. Появляется убежденность, что "дети не понимают по-хорошему", "им только дай волю - будут манипулировать!", "с детьми надо жестче, а не нюни разводить". Ребенок получает по полной.

К сожалению, можно говорить о том, что мы получили психологическую травму, вокруг которой вырос защитный панцирь нечувствительности. Мы столкнулись с тем, что наша любовь не смогла решить все проблемы. Ребенок нас не понял, не оценил наш дар. Стало невыносимо больно. Поэтому "ворота замка закрылись, решетки опустились, ввелось военное положение".

Что же делать?

- Тут, наверное, поможет только чудо. Безграничная любовь к нам наших детей. Как Герда спасла Кая, растопив его сердце своими слезами.

- Повспоминать, сколько всего уже было пережито вместе за такую еще короткую жизнь нашего ребенка. Позволить себе сентиментальность и грусть. Ведь уже не за горами время, когда наш ребенок уйдет и начнет свою самостоятельную жизнь.

- Посмотреть ранние детские фотографии. Увидеть нежность, беззащитность, ранимость. Подумать все же о том, как нашим детям нужны тепло и ласка.

Можно, наверное, было бы продолжать список вопросов к себе по следам срыва, но я остановлюсь.

Главное, не побояться заглянуть внутрь себя, не отвернуться и встретиться с самим собой.

Ну а затем, обязательно подойти к своему ребенку и попросить у него прощение.

Автор: Елена Доценко

специально для проекта TenderBean

Источник: https://www.facebook.com/thetenderbean



Код для вставки на форуме:
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования